Структура неявного посвящения в сновидении

Отрывок из культовой книги коллектива сновидцев “Школа сновидений“. Много букв!

Возможность использования снов для изменения некоторых жизненных ситуаций очевидна для современной цивилизации: сны содержат информацию, которая может быть достаточно практично интерпретирована на любом уровне, интересующем индивидуума, — от проблем физического и душевного здоровья до поисков Духа.

Менее очевидна возможность свершать свой духовный путь при помощи снов, не выпадая при этом из структур ежедневной и вечной жизни. Эта возможность основывается на том, что определенные сновидения меняют нас и ускоряют наш духовный рост. В сновидении скрыты силы и пространства, от которых совершенно недвусмысленно зависит не только душевное здоровье, но и скорость нашего духовного продвижения. Связано это с тем, что знание, входяшее в нас сквозь опыт общения с Духом, имеет не только информационную составляющую, но и энергетическую, которая и трансформирует нас.

Знание материально (субстанционально), оно имеет и количественное измерение. Накапливаемые в процессе сновидений знания не только обеспечивают дальнейший прогресс сознания, но и меняют со временем личность сновидца, его тонкие тела и, более того, — и материальную его форму, способ существования.

Процесс расширения сознания и его самосовершенствование имеют в нашем восприятии некие ступени, уровни, узловые моменты, то есть некую последовательность, которую мы понимаем как структуру. Отдельные ступени или переходы с уровня на уровень этой системы в сновидении мы обозначаем словом «посвящение», менее всего имея в виду при этом ритуал: процесс, рассматриваемый нами, мы называем «неявное посвящение», так как знания, получаемые во снах, имеют большей частью бессловесное воплощение в наших телах, и преображения, производимые их энергией, затрагивают самые глубинные уровни нашего сознания, меняя нас исподволь.

Последовательность неявных посвящений в сновидениях является менее всего линейной или соответствующей нашим представлениям об иерархичности мира, почерпнутым из обычной жизни. Однако само существование такой последовательности сомнений не вызывают.

Одной из наиболее достойных целей сознательных усилий сновидца-практика, является осознание непрерывности и нераздельности своей повседневной и сновидческой жизни, то есть обретение целостности своего восприятия. На начальных стадиях практики для осознания своих неявных посвящений может подойти любая сакральная традиция, к которой чуток видящий сны. Стадию духовного развития, которую, например, в буддизме называют «вышедший из дому«, предваряют сны со стихийными бедствиями, войной, ядерными взрывами, т.е. сны о конце света, или, по терминологии одного американского психиатра, исследователя этих снов, «ядерные сны».

«Ядерные сны» говорят прежде всего о том, что личность находится на пороге самых серьезных изменений в своей жизни — на пороге внутренней трансформации, равной новому рождению. При благополучном течении внутренних процессов, после определенного периода человек меняется полностью, становится практически новой личностью, с иной, более совершенной психикой, всем внутренним складом, способом действовать в мире. Меняется все — вплоть до самых интимных привычек и способов поведения.

Или, в другом смысле, речь идет о вторжении Шанса в судьбу человека. Будет использован шанс или нет — это другое дело, и зависит это только от способностей личности проснуться совсем, увидеть истинные законы Игры, понять, что шанс всегда связан, прежде всего, с возможностью духовного роста, внутренней духовной революцией.

Впрочем, дела обстоят несколько сложнее: процесс духовного пробуждения и роста личности носит не одно— а двусторонний характер. Под второй стороной имеется в виду Дух, который в принципе никогда не оставляет нас в покое (вопреки нашим иллюзиям, хотя бы потому, что мы —часть Его). А так как Дух или Он есть не только любовь (а если и любовь, то более чем безжалостная по человеческим меркам), поэтому не удивительно, что эта стадия субъективно напоминает кошмар по эмоциональным состояниям, сопровождающим умиранием старой личности с ее привязанностями. «То, что гусенице кажется концом света, Мастер назовет бабочкой».

На этом же этапе, как правило, в сновидениях происходят столкновения с т.н. темными силами и мирами нисхождения. Их можно трактовать по-разному: либо как кармические самовоспоминания о п р е бывании в мирах возмездия, либо как искушения, испытывающие на крепость сознательные, а, главное бессознательные стремления личности к Свету; либо как процесс преодоления страха, который, как известно, первый враг в любом пути.

Формы, которые наше сознание придает этим вещам в сновидениях, разнообразны и обусловлены скорее индивидуальным грузом впечатлений и ассоциаций: фашисты, врачи-изуверы, полицейские-изуверы, темноуголовные личности, просто Сатана с просто чертями, темные представители восточных единоборств, просто лица темных национальностей и рас, киборги-убийцы, просто пустота, просто ничего (ничто) и т.д.

Сны этой тематики повторяются иногда достаточно продолжительное время. Видимо, это происходит, когда человек не может сделать своего выбора. Задача этих снов — заставить нас проснуться там, в сновидении, вспомнить себя там, шагнуть навстречу страху и увидеть, что наш страх — это мы же, наша теневая сторона, преходящее условие нашего роста.

Следующий тип сна в исследуемой нами структуре неявной духовной инициации (посвящения) — это сон о доме, который пришло время покинуть. В этом типе снов дом необходимо покинуть, потому что он разрушается (по причине пожара, землетрясения, и т.п.), и в какой-то мере уже опасно оставаться в нем (падают балки).

Дом — один из наиболее информативных символов в сновидениях.  Интерпретация его варьирует в достаточно условных пределах между эзо— и экзотерическими пространствами снов. Разрушение дома (по любым причинам) указывает на необходимость, уже ставшую внутренней, и, более того, внутреннюю готовность нашего существа изменить формы и содержание своего существования. Необходимость эта тем неотложнее, чем больше разрушен дом в сновидениях. Наяву этой стадии посвящения соответствует углубляющийся внутренний кризис со всеми его признаками: неудовлетворенность, внутренний разлад, ощущение бессмысленности своей жизни (как бы успешно она ни складывалась внешне), подавленное состояние, нередко доходяшее до депрессий, ощущение тупика, страх, беспокойство за свое будущее.

Дом, который разрушается во сне, необходимо однажды покинуть, иначе вы умрете как личность: все, что перестает меняться, начинает рано или поздно разлагаться и боже избави вас от вони, которая при этом происходит. Особенно настоятельно рекомендуется покинуть дом, разрушаемый посредством огня: с небесными огнеметчиками шутить не стоит, — они приходят, когда все остальные меры помощи не возымели действия.

После сна, в котором человек выходит из разрушенного дома, в структуре неявного посвящения следует другая стадия: она, чаше всего, приобретает форму сновидений, в которых по тем или иным причинам сновидяшему необходимо броситься в воду (реку, море, океан) и пересечь ее вплавь, чтобы достичь противоположного берега.

Топография и характеристика всех потусторонних рек и вод заслуживает отдельной книги. Здесь мы остановимся на самом важном в контексте неявного посвящения: именно с этого типа сна (пересечение рек и вод) начинается духовный быт, доступный в обычной («неускоренной, непосвященной») жизни только после смерти. Достаточно сказать, что сон о переходе реки самостоятельно или кем-либо из близких в жизни повседневного человека предвещает иногда смерть либо тяжелую болезнь на грани летального исхода. «Посвящаемый» как бы получает возможность в сновидениях проследовать дальше и освоить потусторонний опыт, оплачивая его не физической смертью, а внутренней психической смертью-рождением.

С «того» берега начинаются реальные странствия нашего духа. И начинаются они опять с домов, имеющих как бы более экзотерическое значение. Эти дома встречаются по мере достаточно продолжительного — из сновидения в сновидение, из года в год — как бы подъема по пересеченной местности. Дома, которые мы там находим, служат как бы жилищем какое-то время, затем мы находим новые дома. Их объединяет общее впечатление, которое они оставляют: очень тонкое чувство разлитой силы, суть которого можно выразить примерно так: ты наконец вернулся туда, куда стремился всю жизнь, вот оно -больше ничего уже не нужно: невероятный покой и уют, спокойствие и блаженство вечности, чувство единственно по-настояшему родного во всем, что ты знаешь и помнишь, чувство возвращения. В этом — основное отличие дома этих снов от дома, описанного ранее.

Иногда чувство возвращения домой в таких сновидениях доходит до такой интенсивности и реальности, что потом много дней кряду невозможно смириться с повседневностью, и человек постепенно начинает вспоминать наяву позабытые правила и карты Игры. В конце концов, ностальгия по дому, которую мы испытываем после этих сновидений, зов, который мы слышим — это ностальгия по Небесному дому, откуда мы все когда-то отправились странствовать по мирам и куда мы должны хоть когда-нибудь на какое-то время вернуться.

С момента, когда сновидящий начинает путешествовать «на том берегу», в его снах появляются своеобразные гиды и наставники. Пути дальнейшего посвящения индивидуализируются, и каждый проходит обучение, которое соответствует особенностям его сущности и сущностным задачам. Однако, несмотря на индивидуальное многообразие типов и способов посвящения, происходящих в сновидении, есть некоторая общая структура, знаки, ситуации и действия, которые могут помочь в осознании наяву темпов и дальности продвижений и их связей с доступными системами сакральных знаний.

Комментарии

Но это всё имеет смысл только при хоть какой-то степени осознания или в обычных снах сохраняется тот же смысл? Очень много кому достаточно много раз снятся катаклизмы, в том числе опустошающие.

Так понял, что это написано на основании статистики и касается просто обычных снов.