Пора сумерек пришла…

Знакомство с историей духовной культуры человечества позволяет заметить, что не существует ни одной религиозной конфессии, ни одной целостной философской или психологической систем, ни одного вида искусства, которые бы в той или иной степени, форме не касались загадочного и многогранного мира таких особых состояний сознания, как сновидения, в его бесконечно разнообразных значениях, вариантах, смыслах, истолкованиях.

С тех пор как человек стал осознавать себя, тема сна и сновидений занимает одно из первых мест по количеству вопросов и «темных пятен». Сны одновременно привлекали человека и страшили его. Первобытные народы называли сон «малой смертью», считая, что через него можно проникнуть в таинственный мир, куда заказан путь живым и бодрствующим. Именно этот загадочный мир порождает «вещие сны», дарующие знание будущего, он же создает пугающие и отвратительные кошмары, которые человек объяснял не иначе как дьявольским вмешательством.

Люди античного мира в большинстве своем предполагали, что сны имеют божественное происхождение. Во всяком случае, они верили в существование «посылающих сны» (traumsender, dreamsener), среди которых особое место занимал Гермес.

Мертвые также могли приносить сны. Сны — это тени, фантомы, туманные образы, имеющие пристанище в загробном царстве. Мир усопших — это одновременно и мир сновидений. Связь между сном и смертью, сновидением и загробным миром очень сильна. Сновидения — это выходцы с того света.

Древние египтяне различали сновидения, посылаемые духом добра Гором и духом зла Сетом.

Уже Гесиод, излагая мифическое происхождение сновидения (Онейрос), говорит о нем как о сыне «темной Ночи», брате «Насильственной Смерти» и «черной Земли», Сна (Гипноса) и Смерти (Танатоса) (Жак Ле Гофф).

Атмосфера мрака и страха окружает все, что связано с этими ночными явлениями. Ф. Ницше как-то сказал: «Великое наследие предшествовавшего нам человечества заключается в том, что мы больше не должны испытывать постоянный страх перед зверями, варварами, богами и сновидениями».

В те времена процветало учение о существовании «правдивых» и «лживых» снов. Оно исходит из того, что есть сны — предвестники будущего, и сны, с помощью которых нельзя предсказать будущее. Можно с уверенностью сказать, утверждает Жак Ле Гофф, что в обыденном сознании, равно как и среди людей образованных, большая часть снов считалась правдивой, достойной доверия. Однако среди греческих и римских философов всегда находились те, кто был враждебно настроен к сновидениям, считал сны наваждением, отвергал наличие в них истины и смысла.

В отличие от Пифагора, Демокрита и Платона, веривших в достоверность снов, Диоген первым среди философов открыто заявил о своем отрицании пророческого значения сновидений, а Аристотель в трех небольших трактатах дал рационалистическую критику сновидений, объясняя большую их часть с позиции психологии и физиологии. Как было отмечено, в них он «совершенно обесценил значение снов». Историки Фукидид и Полибий в своих сочинениях полностью отказались от использования сновидений.

Критический и рационалистический подход к сновидениям развивается параллельно и в согласии с эволюцией научных представлений в области медицины. В написанном около 400 г. до н.э. трактате «О сновидениях», входящем в состав «Гиппократова корпуса», в его четвертую книгу «О режиме», говорится, что наука о сновидениях должна изучать сон исходя из практики, что сны прочно связаны с физическим состоянием, телесными недугами и психическими заболеваниями. Во II веке н.э. Гален в трактате «О диагностике с помощью сновидений» занимает позицию в одном ряду с Гиппократом, а Орибазий способствует еще большему расхождению медицинской науки с искусством гадания по сновидениям. (Жак Ле Гофф).

Свидетельством огромного значения анимизма в религиозных представлениях и верованиях является тот факт, что сновидения всеми религиями используются как средство общения с божеством и демоническими силами. По рассказам библии, ангелы сообщают людям во сне божественную волю: «Во сне полном видений, когда глубокий сон находит на людей во время дремоты на ложе. Тогда Он открывает у человека ухо и запечатлевает Свое наставление, чтобы отвести человека от какого-либо предприятия и удалить от него гордость …». Иов, XXXIII: 15.

На сегодняшний день работ, рассматривающих сновидения с точки зрения современного научного медицинского и психологического знания, и поныне сравнительно немного. Современные психологические и медицинские словари до сих пор определяют сновидения либо как спонтанный, неуправляемый, субъективно переживаемый поток представлений, «преимущественно зрительной модальности» (Психология: словарь, 1990), либо просто как «видение образов во время сна» (Большой толковый психологический словарь), либо как «поток галлюцинаторный переживаний с определенной степенью связанности, но больше запутанный и причудливый, совершающийся в состоянии физиологического сна или в сходных условиях» (Психологический словарь). Также психоаналитический словарь определяет сновидение как психическую активность во время сна, «серию картин и событий, представляющихся во время сна» (Ч. Райкрофт) (Т.И. Ахмедов, М.Е. Жидко).

Сновидения, по словам К.Г. Юнга, — это кусочек непроизвольной психической деятельности, в которой осознанно ровно в той мере, чтобы репродуцироваться в момент пробуждения. Как правило, сновидения – странное и чуждое образование, которое характеризуется многими «скверными свойствами», такими как отсутствие логики, сомнительная мораль, некрасивое обличие и очевидная парадоксальность или даже бессмыслица. Поэтому его охотно бичуют как глупое, бессмысленное и малоценное. Недаром Дюга в 1897 году говорит: «Сновидение – это психическая анархия, аффективная и мысленная, это игра функций, предоставленных самим себе и протекающих бесконтрольно и бесцельно во время сна» (Фрейд).

Сон, по А.М. Руткевичу, переживается как действительность, в которой мы путешествуем, действуем, наслаждаемся или чего-то страшимся. Это синтез бытия и небытия, реальности и ирреальности. Но этот мир небытия вступает во взаимодействие с нашим дневным миром, даже если мы этого не осознаем и не прислушиваемся к «голосу» сновидений. Смыслы сновидений и дневной реальности переплетаются, ирреальное хотя бы отчасти становится реальным для нас.

По собственному опыту нам известно, что сновидения могут оказывать заметное влияние на наше настроение в течение следующего дня. Особенно это касается кошмарных сновидений. Почти всем нам знакомо ощущение, когда мы порой просыпаемся с еще запечатленными в памяти пугающими образами или картинами, виденными во сне, а точнее в кошмаре. Большинство этих образов и пейзажей стойко сохраняются в памяти на протяжении многих дней, месяцев и даже лет: настолько ярки краски, фабула снов и их эмоциональный отпечаток. В этом отношении В.М. Бехтерев (1911) считает возможным говорить о влиянии сновидений на нашу бодрственную жизнь, как «своеобразных внушений» (Ф.П. Майоров).

Из приведенных примеров видно, что в сновидениях людей самых различных возрастов отображается та жизнь, которую они проводят в бодрствующем состоянии. Правда, в таких сновидениях всегда происходит довольно значительное искажение событий зрительных образов, которые встречались в бодрствующем состоянии. И все это развертывается главным образом в форме зрительных сцен. Но во всех самых разнообразных и сложных сновидениях виден человек таким, каким он бывает в настоящий момент в жизни, что составляет основной фон картины сновидения. К нему могут присоединяться картины, события, имевшие место в любое другое время жизни данного человека.

Валерия Цепелева

Список литературы:

  1. Ахмедов Т.И., Жидко М.Е. Психотерапия в особых состояниях сознания. М.: ООО «Изд-во АСТ; Харьков: «Фолио», 2000
  2. Ле Гофф, Жак. Средневековый мир воображаемого/ под общ. ред. С.К. Цатурова. М.: Прогресс, 2001
  3. Майоров Ф.П. Физиологическая теория сновидений. М.-Л.: Изд-во АННСССР, 1951
  4. Психологический словарь/ под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М.: Педагогика – Пресс, 1999
  5. Руткевич А.М. Психоанализ. Истоки и первые этапы развития. М.: ИНФРА-М-ФОРУМ, 1997
  6. Фрейд, Зигмунд. Толкование сновидений. Обнинск: Титул, 1992
  7. Юнг К.Г. Аналитическая психология и психотерапия / под ред.В.М. Лейбина. Спб.: Питер, 2001

Комментарии

интересно